Просмотров: 7005

Артем Козлюк: «Мы не хотим обратно в Средневековье». Часть 1


Сегодня предлагаю своим читателям моё большое и серьёзное интервью с одним из лидеров Пиратской партии России, членом штаба Федерального Конвента ППР, а также руководителем проекта «РосКомСвобода» — Артемом Козлюком.

Кто такие пираты, какие идеалы они преследуют, как они ведут себя, оказавшись на реальном поле битвы за права Рунета в условиях блокировок и ограничения доступа к интернет-ресурсам на основании т.н. антипиратского закона?

Сегодня мы поговорим о причинах и перспективах регулирования сети, а также об общем кризисе копирайта в цифровую эпоху.

Артём Козлюк, пираты, пиратство, Авторское право, копирайт, рунет, цензура, РосКомСвобода, редакция, прогнозы, пиратская партия, мнение, интервью

— Расскажите про историю российской партии пиратов, какие цели и задачи партия ставит перед собой? Какие они — пираты 21 века? В вашей партии, наверное, только одна молодежь и неформалы?

— «Пиратская партия России» начинает свою историю летом 2009 года с форумного сообщества, которое в быстрые сроки переросло в общественно-политическое движение.

Безусловно, основной костяк сторонников нашей партии — это молодые люди 20–35 лет, активно пользующиеся всеми инструментами цифрового мира. Но при этом я бы не сказал, что члены партии, ее сторонники и симпатизирующие нам — это только гики, технари, айтишники. Наше сообщество довольно разнообразно как по возрасту, так и по профессиям и интересам людей. Так у нас есть и школьники со студентами, а есть и матерые кандидаты с докторами наук, профессора и не последние люди в ИТ-отрасли. Также есть прожженные кодом программисты и сросшиеся с серверными стойками сисадмины, а есть дизайнеры, музыканты, авторы, философы, психологи, преподаватели и так далее.

Все они активно используют в своей работе или хобби плоды технического прогресса и информационных революций, и всем им очевидно, что необходима переориентация приоритетов и реформ в разных сферах.

Список наших главных целей можно перечислить так:

  • в авторском праве — это устранение диктаторского подхода к авторам и потребителям со стороны правообладателей, переориентация взаимоотношений автор-посредник-потребитель с учетом тех возможностей, что дает нам цифровая эпоха, — это быстрота, легкость и доступность получения и распространения информации;

  • в области государственной политики — ориентация госорганов на свободные и открытые технологии, их прозрачность для общества, привлечение граждан к участию в политических процессах, широкое внедрение инструментов и механизмов электронной демократии;

  • в области прав и свобод человека — это отстаивание неприкосновенности частной жизни, право на свободный доступ к информации, недопустимость цензуры и противодействие ее постепенному внедрению;

  • можно перечислить еще ряд областей, в т.ч. в науке, культуре, жизни граждан, что в той или иной степени волнует наших сторонников, но в большинстве своем они все основаны на открытости, прозрачности, свободе, техническом и ментальном прогрессе, против ханжества, закостенелости мышления, регресса и застоя, что порой проповедуют те или иные политики и реакционеры от бизнеса.

Артём Козлюк, пираты, пиратство, Авторское право, копирайт, рунет, цензура, РосКомСвобода, редакция, прогнозы, пиратская партия, мнение, интервью
Артем Козлюк, основатель РосКомСвобода и член штаба Федерального Конвента ППР

— В качестве наиболее реального примера деятельности Пиратской партии РФ (как минимум для меня) давайте обсудим ваш проект «РосКомСвобода». Какие цели ставит перед собой этот молодой проект, какими успехами он уже может похвастаться?

— Наш проект был запущен 1 ноября 2012 года, в день вступления в силу пунктов закона 139-ФЗ, касающихся введения «черных списков сайтов». Это был некий ответ на введение возможности внесудебной блокировки информации в Сети. И довольно быстро мы существенно расширили свой функционал как онлайн, так и оффлайн, стали полноценным общественным мониторингом действий различных госструктур в отношении Рунета.

Мы действуем в соответствии своим заявленным целям, если их переформулировать в несколько слов, то это: информирование, мониторинг, обратная связь от пользователей, владельцев сайтов и госорганов, юридическая помощь, участие в разработке документов и взаимодействие со всеми сторонами процесса регулирования интернета и правоприменения соответствующих законов.

Ключевыми успехами за неполный год существования проекта «РосКомСвобода» явилось несколько направлений работы:

  • мониторинги реестра запрещенных сайтов. Именно на нашу статистику о количестве и качестве тех ресурсов, которые заблокированы неправомерно, постоянно ссылаются и в СМИ, и на тематических мероприятиях, и на круглых столах. В численном выражении на данный момент из-за 450 ресурсов, содержащих некий запрещенный контент, одновременно подвергаются побочной блокировке еще и более 35000 добропорядочных сайтов. И происходит это из-за принципа блокировки по общему сетевому адресу. А как сказал зам.руководителя Роскомнадзора Максим Ксензов, таких операторов, которые используют огульную IP-блокировку, в нашей стране порядка 50%!

  • получение определенного авторитета как в интернет-кругах, так и среди представителей госорганов. Мы часто выступаем как на крупных интернет-форумах, таких как РИФ+КИБ, СПИК, ENOG, так и на различных круглых столах, конференциях, государственных совещаниях. Не везде нам удается пробиться, конечно, или даже просто не хватает человекоресурсов для этого, но стараемся доносить позицию интернет-сообщества до более широкого круга лиц;

  • запуск совместно с «Пиратской партией России» и «Ассоциацией пользователей интернета» петиции об отмене 187-ФЗ («закона против интернета») на портале РОИ. Мы в первый же день после запуска данной инициативы собрали 8,5 тысячи подписей, и это несмотря на относительно непростую регистрацию и авторизацию через портал госуслуг.

Лично я уже через сутки понял — мы соберем необходимые 100 тысяч голосов. В итоге это произошло чуть более чем через месяц — беспрецедентно короткий срок! К слову петиция Навального собирала голоса аж 3 месяца. Но у нас был более мощный ресурс, в который мы верили и который сработал — практически единодушная поддержка со стороны интернет-сообществ самой разной тематики и посещаемости, от крупнейших площадок ИТ-специалистов, таких как «Хабрахабр», до спортивных сайтов, интернет-ресурсов развлекательной направленности, порталов переводчиков, дизайнеров, геймеров, разработчиков карт и операционных систем — все не то что конкретные ресурсы, а даже направления не перечесть!

Это стало на самом деле «всерунетовской» петицией. А в день всеобщей интернет-забастовки 1 августа (когда вступил в силу 187-ФЗ) нашу петицию прочли на РОИ 1 млн человек за сутки!

— Я знаю, что в сентябре проходило общественное обсуждение «Антипиратского закона» с участием экспертного совета, рассматривающего упомянутую тобой петицию на сайте РОИ. Ты был участником этого мероприятия. Какой общий результат этих контактов, какое отношение государства, по твоим ощущениям, к подобным инициативам?

— Да, в сентябре на площадке «РИА Новостей» проходило обсуждение «антипиратского» закона и соответствующей петиции об его отмене. Но я бы не назвал это общественным обсуждением. Данное мероприятие, посвященное сверхрезонансной для общества проблеме, было организовано очень странно, в закрытом режиме и без приглашения общественности как таковой. На него были приглашены очень много VIP-персон, представляющих позицию правообладателей государства и ни одного человека именно из общественных организаций. Тем не менее, мы добились того, чтобы туда пригласили хоть кого-то, представляющего интересы общества и пользователей интернета, не говоря уже о представителе петиции, которую там собрались обсуждать.

Место дали, но на приставных стульчиках, а не за круглым столом, что не помешало мне в итоге вырвать слово и высказаться о том, что государство и правообладатели не хотят слышать и видеть общество, что нет широких обсуждений резонансных законопроектов, что назрел кризис авторского права. Надо решать эти коренные проблемы, а не внедрять и тем более расширять абсурдное блокировочное законодательство, ведь тот же «антипиратский» закон — это борьба со следствием, а не с причинами.

А в октябре прошло официальное итоговое заседание экспертной рабочей группы Открытого правительства, прошедшее в Белом доме, где мне также довелось выступать в защиту петиции (как ее инициатору и соавтору) и прав интернет-пользователей. Там уже я подробно и по пунктам объяснил экспертам, в чем выражаются претензии к «антипиратскому» закону со стороны 100 тысяч граждан России, подписавших нашу петицию и десятков миллионов пользователей Сети, поддерживающих ее суть.

И хотя эксперты в целом отнеслись с пониманием обоснованности проблем, которые мы подняли, тем не менее большинством голосов в итоге проголосовали против отмены самого закона, но его доработки. А общественной площадкой для обсуждения сделать «Общественную палату». Что, естественно, не могло устроить всех нас, подписавших соответствующую петицию, кто хотел донести до Правительства и Госдумы суть требований общества. По сути, произошел слив темы.

Как мы видим, сейчас уже внесено ряд законопроектов, которые в той или иной степени расширяют «антипиратское» законодательство, вводят новые категории запрещенной информации, штрафы, новые критерии цензуры. Одновременно с этим Минкульт на площадке аппарата Президента подготовил еще один вариант «антипиратского» закона, который будет распространяться на все виды объектов авторских прав, вводится понятие «безвиновной ответственности» и крупные штрафы. Ни исполнительная, ни законодательная власть не только не слышат и не хотят слышать мнение общества, но и продолжают усугублять ситуацию в сфере интернет-регулирования.

— Если обобщить текущую ситуацию, выделить тренды: какова вероятность того, что через год-два в России будет ситуация аналогична Ирану или Китаю, где Tor будет запрещен как средство обхода государственных ограничений, где будет огромный список запрещенных ресурсов и т.п.?

— Да, наши законодатели двигаются семимильными шагами к похожей модели регулирования интернетом государством. Но пока мы еще стоим на развилке, каким именно путем оно пойдет. Пока мы еще недалеко ушли от тех западных стран, которые ранее также ввели у себя некие правовые нормы по ограничению той или иной информации в Сети. Но, во-первых, в таких странах данный процесс блокирования информации подвержен жесткому общественному контролю, который в т.ч. и юридически закреплен, а во-вторых, мы уже вводим и свои ноу-хау блокировок.

К примеру, нигде в мире не блокируется информация о суициде. А у нас даже к статьям в Википедии про это (и не только про это) госорганы предъявляют претензии и требуют убрать информацию из энциклопедии! Или сейчас введен русский аналог закона SOPA, который в США после волны протеста как со стороны ИТ-отрасли и общественности был отправлен в мусорную корзину Конгрессом. А у нас он под маркой «антипиратского» закона начал функционирование с 1 августа.

Да, до Китая, Ирана и Вьетнама в плане жесткости интернет-регулирования нам еще далеко. Но это может оказаться мнимым чувством, нашей ложной надеждой на адекватность госорганов, и оно может нас подвести. Мы все видим, с какой странной спешкой рассматриваются и принимаются ужесточающие интернет-законы действующей Госдумой.

Лично для нашего ресурса «РосКомСвобода» звонок поступил, когда был опубликован проект межведомственного приказа со стороны Роскомнадзора, ФСКН и Роспотребнадзора, в котором сказано отдельным пунктом, что блокировке могут подвергаться и интернет-ресурсы, которые выкладывают информацию (имена доменов и IP-адреса) запрещенных сайтов. А так как мы проводим прозрачный общественный мониторинг работы Реестра запрещенных сайтов, то, естественно, в том числе и эта информация имеется на нашем ресурсе. Но после того как введение подобной нормы было предано широкой огласке, проект приказа был заморожен. Но в любой момент про него могут вспомнить. А это уже прямая цензура, без всяких экивоков — фактически это запрет на любые обсуждения вводимых в Сети блокировок.

Следующий логичный шаг — запрет на использование средств наподобие анонимайзеров или VPN. И, наконец, обязательство нахождения серверов на территории страны и т.д. На примере некоторых других стран, этот путь уже хорошо известен.

— Техническая публика очень часто называет юридическое давление малоэффективным, противопоставляя ему анонимизирующие инструменты типа Tor/VPN, либо пиринговые сети, например I2P. По вашему мнению, кто победит в этом раскручивающемся противостоянии?

— Для ИТ-специалистов и активных интернет-пользователей, конечно, не составляет труда обходить запреты со стороны наших госорганов в отношении интернета. Но не стоит забывать, что на данный момент большинство пользователей Сети не знает о средствах восстановления доступа к информации или не умеет их использовать. Хотя за последний год мы видим, что данная тематика стала сверхактуальной, многие ресурсы стали активно рассказывать о таких инструментах и важности знаний о том, как они работают. Причем многие из этих инструментов не требуют углубленных знаний — уже есть плагины под веб-браузеры, которые одним кликом предоставляют доступ к заблокированным ресурсам через публичные прокси.

Или режим «турбо» в таких браузерах, как Опера или Яндекс.Браузер. В тоже время отдельные ресурсы открывают свои представительства в таких сетях, как I2P, при этом рассказывают, как ими пользоваться. Грядет расцвет популярности VPN-сервисов, которые наперебой предлагают свои услуги, в том числе и бесплатные. Tor опять же не надо сбрасывать со счетов, хотя он в последнее время и несколько дискредитировал себя сообщениями о подконтрольности его узлов западным спецслужбам и всплеском сомнительного трафика, гуляющего по нему.

Технологии развиваются, пользователи переходят в очередной «класс» интернет-грамотности, государство за этим внимательно следит и, естественно, будет предпринимать очередные шаги, чтобы поставить этот процесс под свой контроль и в итоге зарегулировать.

Впрочем, истинные корни проблемы глубже, чем просто блокировки надзорным ведомством. Проблема во взаимоотношениях пользователь-государство-бизнес. И одна из болевых точек этих взаимоотношений — это кризис авторского права в нашу эпоху стремительного обмена информацией и всеобщей интернетизации. Нужен новый общественный договор по нему, нужно садиться за общий стол и договариваться — где справедливая грань взаимоотношений, где будут блюстись интересы всех сторон в Сети.

Если этого не будет — будут попытки одностороннего запрета, будет и обход их. Но современное общество голодно до информации, и очень опасно урезать ему паек.

— Давайте тогда отдельно остановимся на истинных корнях и первопричинах этого конфликта — кризисе копирайта в цифровую эпоху.

Например, недавно Американская ассоциация кинокомпаний (MPAA) решила запустить в школах США собственный образовательный проект, цель которого попытаться убедить еще юных граждан Америки в том, что нарушение авторских прав в Сети — серьезный и наказуемый проступок. Что происходит с концепцией копирайта сегодня? Судя по всему, она становится все более размытой, или эта ее слабость лишь иллюзия? Вы как член Пиратской партии России как видите сетевую судьбу копирайта?

— Уже давно назрела реформа авторского права. И это касается не только России, но и мира в целом. Бернская конвенция (1886 г.) изначальна была отнюдь не сбалансированным документом, который вовсе не учитывал интересы потребителей и был заточен под правообладателей. И со временем все противоречия между принципами, заложенными в документ и реальным развитием человечества, сначала в индустриальную эпоху, а теперь и в информационную, только усилились. Условия Бернской конвенции — кабала для большинства стран, ведь выход из нее грозит исключением страны из ВТО, а изменить хотя бы слово в данной конвенции требует согласие исключительно ВСЕХ стран, ее подписавших, а их на данный момент аж 166!

Необходим новый общественный договор между всеми субъектами взаимоотношений авторского права, и на уровне России, и на международном уровне. Так давайте же соберем Московскую конвенцию с восстановлением справедливой картины взаимоотношений автора, посредников и потребителя! Это был бы сильный ход со стороны нашей страны. Но на данный момент во власти представлено лобби лишь одной стороны процесса — посредников, правообладателей (которые, кстати, в большинстве случаев не являются авторами как таковыми). Его вес слишком велик во всем мире, и они хотят не только жить по старым законам, но и желают расширить их негативное влияние еще больше, отдаляя срок перехода произведений в общественное достояние и даже извлекая их из него под копирайт.

Например, сейчас встал актуальный вопрос в нашей стране — почему советское культурное наследие, которое было создано исключительно на налоги наших отцов и дедов и из государственного бюджета, было изъято из общественного достояния. У него появились некие правообладатели. Как это так? Сейчас разные группы исследуют эту тематику и уже ставятся вопросы на разных уровнях о возврате всего культурного наследия СССР в общественное достояние. Это уже будет прорывным шагом навстречу восстановления справедливой картины авторского права. Иначе это будет бесконечная борьба меча и щита. Природа человека — делиться с ближними, обучать других и получать знания самим. В нашу эпоху это стало делать проще и доступнее.

И мы не хотим обратно в Средневековье!

~

Читать окончание этого большого интервью.

dev.by, 2013

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru pikabu.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru google.com bobrdobr.ru yandex.ru del.icio.us

Подписка на обновления блога → через RSS, на e-mail, через Twitter
Теги: , , , , , , , , , ,
Эта запись опубликована: Вторник, 24 декабря 2013 в рубрике МненияИнтервью.

Оставьте комментарий!

Не регистрировать/аноним

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Зарегистрировать/комментатор

Для регистрации укажите свой действующий email и пароль. Связка email-пароль позволяет вам комментировать и редактировать данные в вашем персональном аккаунте, такие как адрес сайта, ник и т.п. (Письмо с активацией придет в ящик, указанный при регистрации)

(обязательно)


⇑ Наверх
⇓ Вниз